06.03.2021

Замминистра Узбекистана пояснил, почему не вводится режим ЧП из-за пандемии коронавируса

Заместитель министра юстиции Узбекистана Музраф Икрамов в ходе организованного АИМК брифинга объяснил, почему в республике, несмотря на установление ограничений, похожих на условия чрезвычайного положения, официально не объявляется о введении ЧП.

По словам Икрамова, анализ мировой практики показал, что оценка ситуации в борьбе с коронавирусом и ее результативность не зависят от вида введенного режима: чрезвычайное положение, чрезвычайная ситуация, комендантский час, карантин как в отдельности, так и в целом.

«Законодательство республики допускает введение режима чрезвычайного положения, чрезвычайной ситуации, карантина. <…> Проводимые в Узбекистане противоэпидемические мероприятия в большей степени подпадают под действие закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и включают в себя санитарную охрану территории страны (обеспечивается путем проведения санитарно-карантинного контроля и введения ограничительных мероприятий (карантина)) и проведение в очагах инфекционных заболеваний дезинфекционных мероприятий, обязательных медицинских осмотров. Ограничительные мероприятия (карантин) для борьбы с коронавирусной инфекцией в настоящее время являются наиболее подходящими из всех режимов и они дают свои результаты. В случае необходимости могут быть введены дополнительные ограничения в рамках данного режима, все зависит от обстоятельств», — заявил заместитель министра юстиции.

Он отметил, что в этом плане никак нельзя согласиться с мнением отдельных «диванных советников», что принимаемые в стране меры не являются подходящими или достаточными.

«Анализ показал, что по состоянию на 11 июля смертность от коронавируса в Узбекистане составила два человека на миллион населения. И это спустя четыре месяца с первого случая выявления коронавируса в стране. За тот же период в 35 странах мира данный показатель составляет от 100 до 1 230, а среднемировой — 72 умерших на миллион населения. Узбекистан находится на 159 месте. Если учитывать численность населения нашей страны, это один из лучших показателей по всему миру. Узбекистан, своевременно введя ограничительные меры, смог сохранить в среднем от 2,5 тысячи до 20 тысяч жизней», — сказал Икрамов.

Также во время брифинга он ответил на вопрос о том, не нарушают ли введенные в республике ограничительные меры права и свободы граждан, гарантированные Конституцией РУз.

«Как юрист могу однозначно сказать, что ограничительные меры не нарушают конституционные права граждан и полностью соответствует законодательству и общепринятым обязательствам республики. Во-первых, согласно статье 20 Конституции Республики Узбекистан, осуществление прав и свобод гражданином не должно нарушать законных интересов, прав и свобод других лиц, государства и общества. То есть осуществление индивидуальных прав не может быть абсолютным перед правами других. Во-вторых, в статье 28 Конституции Республики Узбекистан определено, что гражданин РУз имеет право на свободное передвижение по территории республики, въезд в республику и выезд из нее, за исключением ограничений, установленных законом. Правовой основой установления ограничений на передвижение населения и автотранспорта является закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». В статье 3 этого же закона прямо предусмотрена в качестве мер по карантину возможность ограничения передвижения людей, товаров, автомобилей», — напомнил замминистра.

«Более того, в статье 31 данного закона закреплено, что в случае угрозы возникновения или распространения инфекционных и паразитарных заболеваний можно вводить на соответствующих территориях или объектах ограничительные мероприятия (карантин)», — сказал Икрамов.

«Иначе, о каком карантине может идти речь, если даже государство не будет способно ограничивать передвижение, так как это является самым основным моментом в подобных беспрецедентных случаях, — заявил он. — Все государства мира имеют аналогичные права, и мы являемся свидетелями того, как в других странах реализуется подобная практика».

Замглавы Минюста отметил, что порядок и сроки проведения ограничительных мероприятий (карантина) определяют Кабинет министров Узбекистана, Совет министров Каракалпакстана, органы государственной власти на местах.

«Кабинет министров решением от 23 марта 2020 года №176 данное право делегировал Специальной комиссии», — напомнил Икрамов.

«В-третьих, введенные ограничения не противоречат международным обязательствам республики. Статья 12 Международного пакта о гражданских и политических правах допускает ограничения, если они предусмотрены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья населения», — заявил замминистра.

Люди, распространяющие ложную информацию о якобы нарушении международных договоров, действующего законодательства, прав человека вводят всех в заблуждение, отметил Икрамов. Их действия направлены на осложнение и без того непростой обстановки, считает он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *